Меню:

26.02.2021 — Верховный Суд разъяснил условия истребования у подрядчика аванса, выданного заказчиком на закупку оборудования

В одном из недавно рассмотренных дел Верховный Суд высказал позицию, что, поскольку подрядные работы по общему правилу выполняются иждивением подрядчика, заказчик при отказе от договора подряда вправе потребовать возврата аванса даже в том случае, если данный аванс уже был потрачен подрядчиком на закупку оборудования. При этом право подрядчика требовать возмещения понесенных им в связи с этим убытков зависит от оснований, по которым заказчик отказался от договора, в частности, подрядчик вправе потребовать компенсации, если отказ заявлен заказчиком по своему усмотрению, а не в связи с допущенными подрядчиком нарушениями.

В рассмотренном деле заказчик в одностороннем порядке отказался от договора подряда, сославшись на нарушение подрядчиком сроков выполнения работ, и обратился в суд с требованием о возврате аванса. При этом истребуемый заказчиком аванс уже был потрачен подрядчиком на закупку необходимого заказчику оборудования, для приобретения которого стороны заключили отдельное дополнительное соглашение к договору подряда.  

Нижестоящие суды отказали в удовлетворении требований заказчику, сославшись на то, что договор является смешанным и сочетает в себе элементы подряда и поставки. При этом у заказчика не было оснований для отказа от договора в части поставки оборудования, поскольку оно уже было приобретено подрядчиком и готово к отгрузке. В связи с этим суды пришли к выводу, что заказчик может защитить свои права, заключив соглашение о замене стороны в договоре поставки.

Верховный Суд с изложенным подходом не согласился, указав, что работы в договоре подряда по общему правилу выполняются иждивением подрядчика, в связи с чем заказчик отказался от договора полностью, как в части выполнения работ, так и в части поставки подрядчиком оборудования. Однако суды не исследовали основания для отказа заказчика от договора и правомерность ссылок заказчика на нарушение сроков выполнения работ. В зависимости от оснований для отказа от договора (по усмотрению заказчика или ввиду нарушений подрядчика), отказ будет иметь разные последствия, и подрядчик будет вправе претендовать на возмещение своих убытков, в том числе связанных с закупкой оборудования, только в том случае, если заказчик отказался от договора по своему усмотрению. В связи с этим Верховный Суд направил дело на новое рассмотрение для исследования судами данных обстоятельств (Определение СКЭС ВС РФ от 26.02.2021 № 305-ЭС20-18871 по делу № А40-134159/2019).

24.02.2021 — С конца марта ужесточат наказания за нарушения в области персональных данных и безопасности Рунета

Президент подписал закон об усилении с конца марта 2021 года административной ответственности за нарушения в области персональных данных и безопасности Рунета. В частности, увеличатся штрафы за незаконную и нецелевую обработку персональных данных, а также за обработку данных без письменного согласия гражданина. Помимо этого, закон предписывает обеспечить неограниченный доступ к политике обработки персональных данных. Несоблюдение новых требований повлечет наложение штрафов на компании и их должностных лиц. 

С 27 марта 2021 г. вступают в силу поправки в Кодекс об административных правонарушениях РФ, целью которых декларируется дополнительная защита прав граждан при обработке их персональных данных. Поправки в два раза увеличивают административные штрафы за незаконную или нецелевую обработку персональных данных, обработку персональных данных без письменного согласия гражданина, а также за необеспечение оператором неограниченного доступа к политике по обработке персональных данных и мерам по их защите. Штрафы для компаний могут составить до 150 тысяч рублей и до 500 тысяч рублей при повторном нарушении.

Новый закон также устанавливает ответственность для интернет-провайдеров за нарушение установленных Правительством РФ требований по установке и использованию технических средств борьбы с угрозами Рунету (которые включают, среди прочего, необходимость сообщения в Роскомнадзор технических сведений о схемах построения сетей операторов, загрузке каналов и т.п.). Штрафы за нарушения для компаний могут составить до 1 миллиона рублей. Еще больший штраф может быть наложен на владельцев сетей, не исполняющих требования к средствам связи, используемым для проведения оперативно-розыскной деятельности, – он может доходить до 2 миллионов рублей (см. Федеральный закон от 24.02.2021 № 19-ФЗ).

17.02.2021 — В России готовится масштабная реформа законодательства о банкротстве

Минэкономразвития РФ внесло законопроект о реформе банкротства юридических лиц в Правительство РФ. Предлагаемые изменения направлены на расширение практики применения реабилитационных процедур по восстановлению платежеспособности должников, в том числе в рамках реструктуризации долгов, которая станет доступна не только гражданам, но и юридическим лицам.

Разработанный Минэкономразвития РФ законопроект предполагает изменение общей направленности банкротного законодательства с ликвидации должника на восстановление его платежеспособности. В частности, вместо финансового оздоровления и внешнего управления, которые в данный момент крайне редко применяются на практике, предлагается ввести процедуры реструктуризации долгов в качестве единственной внеконкурсной процедуры банкротства, направленной на восстановление платежеспособности должника и не связанной с его ликвидацией.

Кроме того, законопроект предполагает изменение требований к арбитражным управляющим в целях борьбы с практикой назначения аффилированных управляющих, лояльных к должникам и заинтересованным кредиторам. Для этих целей законопроект предусматривает введение балльной оценки арбитражных управляющих, случайный выбор СРО и детальное регулирование обучения и экзамена арбитражных управляющих. По мнению Минэкономразвития, повышение компетентности арбитражных управляющих позволит расширить их полномочия и сократить судебные издержки участников процесса. В связи с этим Минэкономразвития предложил передать управляющим полномочия по оценке обоснованности требований кредиторов и включению их в реестр, что в настоящий момент возможно только через суд (см. Законопроект № 433-ИТ/Д224 от 15.01.2021).

11.02.2021 — Залог и приобретение права собственности по давности владения: Конституционный Суд дал толкование нормам о вещных правах

В выпущенный Конституционным Судом Обзор практики за 2020 год вошли наиболее значимые разъяснения по вопросам вещного права. В частности, Конституционный Суд отразил в нем разъяснения о применении норм об основаниях прекращения права залога, выданного третьим лицом, не являющимся должником в основном обязательстве. В Обзор также вошла позиция о применении норм о добросовестности приобретателя в контексте оснований приобретения права собственности по приобретательной давности.

В отношении оснований прекращения права залога Конституционный Суд разъяснил, что, если залогодателем является третье лицо, а срок залога в договоре не установлен, залог прекращается по правилам о прекращении поручительства (а именно, при непредъявлении кредитором требований к залогодателю в течение 1 года со дня наступления срока исполнения обеспеченного залогом обязательства). Суд должен признать залог прекратившимся по своей инициативе вне зависимости от заявления стороны в споре. При этом, с учетом имеющихся разъяснений Верховного Суда, срок действия залога должен быть строго определен, в частности, не считается установлением срока распространенная на практике привязка действия залога к моменту исполнения основного обязательства. Данное разъяснение необходимо учитывать кредиторам при формулировании условий договора залога.

Другим важным разъяснением Конституционного Суда является высказанная им позиция по добросовестности приобретателя вещи для целей применения норм о приобретательной давности. Конституционный Суд разъяснил, что приобретатель вещи (в том числе недвижимой) может быть признан добросовестным и в том случае, когда он должен был знать об отсутствии оснований возникновения у него права собственности. По мнению Суда, добросовестность предполагает, что вступление во владение не было противоправным и совершено внешне правомерными действиями. Такая концепция добросовестности должна применяться, когда титульный собственник в течение длительного времени не проявлял намерения осуществлять власть над вещью, не проявлял к ней интереса, не исполнял обязанности по ее содержанию, вследствие чего вещь оказалась фактически брошенной собственником (см. Обзор практики Конституционного Суда РФ за 2020 год).

04.02.2021 — Направленность деятельности иностранной компании на российский рынок позволяет ее клиентам подавать иски в российские суды

В одном из недавних дел Верховный Суд подтвердил возможность обращения российских потребителей в государственные суды на территории РФ с иском к иностранной компании даже при отсутствии у нее представительства в России. Такая возможность предоставляется потребителю, если деятельность компании направлена на российский рынок, в частности, если продукт приобретен потребителем на сайте, ориентированном на российских клиентов.

В рассматриваемом деле российский потребитель потребовал расторгнуть договор, заключенный с белорусской стоматологической клиникой, в связи с недостатками в оказанных услугах. Нижестоящие суды отказали в принятии иска со ссылкой на то, что ответчик является иностранным юридическим лицом без представительства в России и потребителем не доказана направленность деятельности компании на российских потребителей (в частности, сайт компании не имел российского домена “.ru”).

Однако Верховный Суд с такой позицией не согласился, отменил судебные акты и направил дело на новое рассмотрение. При этом Верховный Суд подчеркнул, что российские суды вправе рассматривать дела с участием иностранных лиц в случае, если ответчик распространяет рекламу в сети Интернет, направленную на привлечение внимания российских потребителей. О такой направленности может свидетельствовать использование русского языка на сайте компании, представление информации о ценах в российских рублях, размещение контактных данных, в частности, телефонов с российскими кодами, а также другие аналогичные доказательства, например, если владелец сайта заказывал услуги, направленные на повышение цитируемости его сайта у российских пользователей Интернета (см. Определение Верховного Суда РФ от 15 декабря 2020 г. № 34-КГ20-6-К3).